О Сельском Поселении

О деревне Базиково

Деревня Базиково была основана башкирами-вотчинниками Кармышевой тюбы Юрматынской волости в 30-х годах XVIII в. Название ее от гидронима. В 1757 и 1830 гг. жители деревни припустили тептярей, которые затем закрепили за собой землю в собственность. Жили и бобыли, перешедшие в тептяри, и ясачные татары. По материалам IV ревизии 1783 г. в деревне проживало 15 башкир, 66 тептярей. В 1795 г. здесь осели ясачные татары, прибывшие из д. Буриказганово и д. Илмамет. Они перешли в сословие тептярей. В 38 дворах X ревизией отмечено 184 человека.

Башкиры управлялись юртовым старшиной 7 кантона, тептяри- двумя старшинами 2 и 3 команд. В 1920 г. в деревне находилось волостное управление Буруновской волости Стерлитамакского кантона. В то время в 163 дворах проживало 873 человека из башкир и татар.

История деревни Базиково

Деревня Базиково была основана башкирами-вотчинниками Кармышевой тюбы Юрматынской волости в 30-х гг. XVIII в. Название ее от гидронима. В 1757 и 1830 гг. жители деревни припустили тептярей, которые затем закрепили за собой землю в собственность. Жили и бобыли, перешедшие в тептяри, и ясачные татары. По материалам IV ревизии 1783 г. в деревне проживало 15 башкир, 66 тептярей. В 1795 г. здесь осели ясачные татары, прибывшие из деревень Буриказганово и Илмамет. Они перешли в сословие тептярей. В 38 дворах X ревизией отмечено 184 человека.

Башкиры управлялись юртовым старшиной 7-го кантона, тептяри — двумя старшинами 2-й и 3-й команд. В 1920 г, в деревне находилось волостное правление Буруновской волости Стерлитамакского кантона. В то время в 163 дворах проживало 873 человека из башкир и татар.

История Гафурийского района

Самым древним из числа ныне известных археологическим памятником в районе являются курганы между дер. Карагай и Тугай, на высоком берегу р. Мэндем. Они расположены в местности, называемой у местного населения убалар (курганы), и представляют земляные насыпи диаметром 20-30 м., высотой 0,50 — 1 м. Раскопки, произведенные в 1958 г., показали, что под курганами похоронены люди, известные в науке как племена абашевской культуры, широким массивом расселившиеся около 4000 лет назад по всему Южному Уралу, а также Среднему Поволжью.

Гораздо многочисленнее стало население на территории района в эпоху раннего железа около 3000-2200 лет тому назад, когда человек уже освоил секреты металлургии железа и в его жизнь широко внедрялись железные орудия труда, (топоры, ножи) и оружие (длинные одно-, двулезвийные мечи, короткие мечи-акинаки) и другие предметы, В это время в здешних местах появляются первые укрепленные городища-крепости, расположенные на высоких берегах-мысах рек. Пять таких крепостей, укрепленных высокими земляными валами и глубокими оврагами, например, обнаружены и исследованы: Курмантауское - на окраине дер. Курмантау, Михайловское - на северной окраине дер. Михайловка, Воскресенское - в 2,5 км на восток от села Табынск, на склоне горы Воскресенской, называемой у местного населения Пугачевский стан, и Табынское - в 4 км от села Табынск, на левом берегу р. Кугуш (Усолка). Все названные городища примерно одновременны и принадлежат родственной группе населения. Судя мощным культурным отложениям, достигающим на некоторых более 1 м. (Курмантауское городище), обитатели вели относительно оседлый образ жизни, занимаясь домашним скотоводством, мотыжным земледелием, охотой и рыболовством.

Насельники указанных городищ представляли юго-восточную группу огромного массива родственных племен бассейна pp.Белой и Камы. Они в литературе условно названы племенами ананьинской культуры. Но бельская группа этих племен от своих северных сородичей отличалась по ряду признаков культуры.

Выдающемуся уроженцу гафурийской земли профессору Дж.Г. Киекбаеву принадлежит мысль о том, что среди племен Южного Урала раннежелезного века уже сложился единый язык - древний прототип современного башкирского языка. Данное мнение ученого сейчас разделяют многие исследователи из числа историков и лингвистов. Значит, обитателей городищ раннежелезного века с территории Гафурийского района следует рассматривать как древнейших предков башкирского народа.

В окружении (центре) Табынского, Воскресенского, Михайловского и Курмантауского городищ VIII - III вв. до н.э. находится гора Кормантау, на вершине и склонах которой имеются культурные отложения, содержащие примерно такие же находки (обломки керамики, кости животных, мощные зольные прослойки и др.). Название горы, по мнению лингвистов, образовалось от слов «Корбан-тау», т.е. «жертвенная гора». Точно утверждать пока трудно, но состав находок и название горы, кстати, самой господствующей высоты на данном участке долины р. Белой, наводят на мысль о том, что эта гора тогда могла использоваться как место, где проводились крупные общественные мероприятия, праздники, приносились жертвоприношения.

На гафурийской земле есть другое знаменитое место - «жертвенная» гора, использовавшаяся для проведения подобных массовых мероприятий. Это - гора «Уклы кая» на р. Зилим, что между деревнями Иске-Тайыш и Таш Асты.

В 2 км. вниз по Зилиму от Уклы-Кая находится другой не менее интересный археологический памятник — Имендяшское городище примерно, IV - IX вв. Оно расположено на узком мысу с обрывистыми склонами, высоко возвышающемся над широкой долиной р. Зилим. С напольной стороны городище защищено 5 невысокими, земляными валами и рвами, защищавшими обитаемую часть от внешних врагов. Во рвах и валах просматриваются входы, где, очевидно, находились въездные ворота. В свое время это городище представляло сильно укрепленную крепость. У местного населения городище называлось «хан-кала», т.е. «город хана». Другое его название «Бэле-тау», т.е. «гора бед». Имендяшское городище, по-видимому, явилось крупным культурным центром башкирского населения края второй половины I тысячелетия н.э. Как указывает само название памятника, оно могло служить местом пребывания какого-нибудь хана-предводителя местного значения.

Памятником, близким по времени Имендяшскому городищу, являются курганы (могильник) и городище недалеко от дер. Кулкан. Здесь, в обрыве берега, часто встречаются человеческие кости, стремена, наконечники стрел и другие вещи, относящиеся к рубежу I -II тысячилетий. В начале XX в. городища зафиксировали близ дер. Красный Яр по р. Мяндим и Зилим-Карак по р. Зилим. Вполне вероятно, что они относятся к типу Имендяшского городища.

На гафурийской земле в XIX - в начале XX вв. зафиксировано множество других курганов. Например, они отмечены на полях близ дер.Утяш, Карагай, Курмантау, Красноусольска, в том числе вблизи санатория «Усолка» и других местах. К сожалению, в свое время они не были раскопаны и теперь бесследно исчезли в результате различных строительных работ.

История, отраженная в башкирских шежере (XIII-XVI вв.)

В XIII-XV вв., т.е. в период вхождения Башкортостана в состав империи монголов (улус Джучи, Золотая Орда) в среднем течении р. Белой, в том числе р. Зилим и Инзера, появляются группы башкир, связанные своим происхождением табынским племенным объединением. Потомки этих башкир в настоящее время компактно расселены в Аургазинском, Архангельском, Гафурийском и Кармаскалинском районах.

Точное время появления и обстоятельства расселения табынских башкир по Южному Уралу пока остаются точно не выявленными. Но достоверно известно, что у всех этих групп башкир, признающих свою принадлежность к племенному союзу табын, широко распространены варианты шежере, восходящие к легендарному Майкы бию и его потомкам. Это дает исследователям основание предполагать, что когда-то, очевидно, в 20-30 гг. XIII в. предки всех этих табынских башкир жили компактно на одной общей территории, образуя сильное самостоятельное политическое образование (государство, улус) в составе империи Чингизхана.

Период XVI - конец XIX вв.

Вхождение Башкортостана в состав России явилось поворотным моментом в его социально-экономическом и политическом развитии. Российское государство, согласно своей традиционной политике по освоению вновь приобретенных территорий обязано было создавать здесь административный аппарат управления, его опорные пункты - города, крепости и приступить к эффективному использованию природных богатств.

Тогда Россия остро нуждалась в пищевой соли и первые переселенцы на гафурийской земле обратили внимание на солевые источники в верховьях р.Усолки на территории нынешнего всемирно известного курорта «Красноусольск» и начали изготовлять пищевую соль путем варки соленой воды в больших емкостях. Дальнейшее развитие этого промысла приводит к появлению в соленых источниках большого селения, получившего название «Солеварный городок». Точная дата его основания неизвестна, но он упомянута в связи с отдельными событиями 1629, 1648 и последующих лет.

Возникновение соловарного промысла и постоянных русских селений на башкирских землях вызвали напряжение в отношениях пришельцев с местным башкирским населением. Башкиры в этом новом процессе видели притеснение и поправив дарованных в царских грамотах прав на свободное землепользование и других областях жизни.

Но царское правительство было заинтересовано в укреплении своих позиций в крае и поэтому весной 1735 г. в устье р. Кугуш (Усолка) была построена Табынская пристань. Инициаторами этого мероприятия были купцы И. Осокин и И. Утятников, заинтересованные в использовании пристани как опорный пункт по отправке вывариваемой соли по р. Белой в г. Уфу, Бирск и далее. Но на возвышении Табынска как важного опорного пункта сказалось не только его торгово-экономическое значение, но и связанно с началом строительства защитной линии вдоль южных границ Башкортостана от г.Самары до восточных склонов Урала (Магнитная, Челябинск и др.) в виде сильно укрепленных крепостей.

13 апреля 1736 г. принимается решение о укреплении Табынской пристани, построив там острог, чтобы можно было разместить в нем две роты драгун и около 300 казаков и сделать план будущей крепости. Табынскому городку должны были отойти земли бывшего Соловарного городка. 14 июля 1736г. был заложен земляной город с пятью бастионами и церковью.

В период конца XIX- начала XX века село Табынск было волостным центром.

В конце XIX в. четко определилась тенденция перемещения важного экономического и политического центре из Табынска в Богоявленск. Начало ее связано с построением в 1752 г. Богоявленского медеплавильного завода И.Б. Твердышевым - известным заводовладельцем и скупщиком скота. Завод работал на медной руде, доставляемой на подводах из Каргалинских рудников близ г.Оренбурга. Богоявленский завод стал одним из крупных заводов подобного типа в Башкортостане.

После крестьянской войны в результате принятых крайних мер завод был восстановлен уже в 1775г. Это было достигнуто в результате жестокой эксплуатации рабочих. Положение их стало еще хуже, социальное противоречие нарастало, производительность постоянно пала и в 1888 г. завод был закрыт. После долгого перерыва в результате коренной перестройки в 1893 г. вместо медеплавильного был открыт стекольный завод, который функционирует до сегодняшнего дня. Его владельцем стал крупный помещик В.А. Пашков, выкупивший медеплавильный завод еще в 1834 г. Стекольный завод, как и его предшественник стал центром политической и социально-культурной жизни в крае.

По мере роста профессиональных навыков специалистов, а также расширения объема производства коллектив завода активно внедрялся в сообщество промышленных предприятий России. Ярким показателем этого процесса является распространение среди рабочих стекольного завода революционных идей, вызванных необходимостью организованной, т.е. коллективной защиты собственных интересов перед фактом жестокой эксплуатации их заводчиками.

Важным социальным следствием событий XVIII - начала XX вв. явилось формирование облика современных деревень. Среди пришлого в XVII-XVIII вв. населения много было татар, мишарей и типтярей. Их в массовом порядке на правах припушенников приняли жители дер.Утяк, Мрак, Тугай, Янгискаин, являвшиеся потомками юрматинских башкир XVI-XVII вв., а также Базик, Зилим-Каран, Бурлы. Как мишаро-башкирская возникает дер. Кормантау, а башкиро-типтярская-деревня Инзелга (Иген-Йылга).

Башкирские деревни конца XIX — начала XX веков отличали традиционные виды хозяйства. Их жители занимались плужным земледелием и оседлым скотоводчеством. В деревнях, прилегающим к предгорьям часто практиковались выезды на летовке в горные пастбища. Важным направлением хозяйства было пчеловодство, в том числе бортничество. Больших деревнях имелось несколько мечетей, при которых работали начальные классы медресе. Большой известностью пользовались медресе высоких классов в дер. Утяк, Оло Утяш, которые дали путевки в жизнь многим известным людям. Например, в Утяшевской медресе учился классик башкирской литературы Мажит Гафури. Оло Утяш - родина М.Х. Халикова - известного просветителя, государственного и религиозного деятеля в Башкортостане 20-х годов XX века.

Период 1917 — 1918 гг.

Вновь возвращаясь к теме о политической обстановке на территории Богоявленской волости летом 1917 года, следует отметить, что ее напряжение нарастало как снежный ком и главными инициаторами (движущей силой) выступили местные большевики. Конечно, здесь одновременно действовали другие противоборствующие политические группировки — меньшевики, эсеры, а также другие партии, открыто поддержавшие деятельность Временного правительства. Но политическая обстановка полностью контролировалась большевиками.

Богоявленский волостной совет почти полностью парализовал деятельность Временного правительства в крае. Например, не выполнялись его приказы о борьбе с дезертирами, солдатами-фронтовиками, о сдаче хлеба со складов завода и другие распоряжения. Фактически задолго до Октябрьской революции в Богоявленской волости сложилось двоевластие, где инициатива полностью принадлежала большевикам и им сочувствующим.

Но дальнейшее развитие политической ситуации в России и, в частности, в Башкортостане было не в пользу богоявленских революционеров. На Урале и в Сибири вспыхнул белочехский мятеж, под Оренбургом подняли восстание казаки под командованием Дутова. Страна оказалась в кольце гражданской войны, развязанной главным образом при помощи иностранных государств. Органы советской власти в Башкортостане отступили за Волгу, а территория Богоявленской волости, где действовали хорошо вооруженные дружинники и сильная партийная организация большевиков, оказалась в окружении белогвардейских войск. В таком же окружении оказались полки регулярной Красной Армии, которые под командованием В.К.Блюхера, братьев Н.Д. и И.Д. Кашириных, Томина с боями отступили из-под Оренбурга в район Верхне-Уральска, где вели упорные бои за выход из окружения.

Оказавшись в глубоком тылу белой армии, представители советской власти на богоявленской (табынской) земле столкнулись упорным сопротивлением местного населения из-за проводимой ими социальной политики. Засевшие в Богоявленске красные стремились любые подобные попытки оперативно ликвидировать.

Основные силы белых летом 1918 года были стянуты на войну с регулярными частями Красный Армии, поэтому, очевидно, они не могли направить значительные силы на ликвидацию Богоявленского очага Советской власти (за ним закрепилось название «Усольская Республика»). Длительному выживанию его безусловно способствовали многочисленность боевой дружины, стойкость и способность энергично действовать по ликвидации малейших признаков недовольства. В поле их деятельности находились все деревни от Петровки (Ишимбаевский район) до Архангельска, включая деревни по левому берегу Белой. Здесь действовали органы советской власти.

Сложившаяся ситуация на Южном Урале диктовала необходимость объединения более 10 тысячной партизанской армии В.К.Блюхера с красногвардейцами из Богоявленска и объединенными силами идти на соединение с Красной Армией. По заранее согласованному плану 13 августа армия В.К.Блюхера вступила в Богоявленск и Табынск, где в течении нескольких дней приводили себя в порядок. На совместном заседании штабов было принято решение о включении богоявленцев в состав партизанской армии в качестве самостоятельного полка под командованием М.В. Калмыкова.

15 августа полки партизанской армии, растянутые вместе с обозами, беженцами на 10-ки километров, по двум маршрутам Табынск — Бурлы — Ирныкша и Богоявленск — Саитбаба — Русский Зилим двинулись в путь и через несколько дней она встретилась с Красной Армией. Территория табынской земли вновь перешла под его контроль белых, но они менее через год вынуждены были уступить вернувшимся красным. История поистине развивается по кругу, но каждый раз достигая новую высоту.

О деревне Буруновка

В 1810 году помещица Бурунова Любовь переселила из деревень Жуково и Карачаево Стерлитамакского уезда Уфимскрй губернии 20 семей крепостных крестьян на доставшуюся ей по наследству землю. Земля эта находилась севернее татарской деревни Базиково, новая деревня была названа Буруново-Любовка.​
В центре будущего села на площади раскинулась усадьба помещицы: большой двухэтажный дом, со служебными постройками, на площади более двух гектаров был заложен и огорожен сад, где были посажены береза, сосна, липа и другие породы деревьев.​

После смерти помещицы Буруновой имущество, земля и крестьяне переходят по наследству помещику Авдееву Василию, который кроме этого имел землю в Белебеевскомй уезде. После смерти помещика Авдеева осталось три его сына Михаил, Виталий, Николай, которые поделили между собой земли. Михаилу досталась земля, что находилась в Белебеевском уезде, Виталий продал свою землю деревням Петропавловке, Новотроевке, земля же Буруновке осталась за помещиком Николаем Авдеевым.​

После отмены крепостного права помещик Аевдеев Николай часть земли продал первому Буруновскому обществу, а остальные на откуп земельному банку. Позднее землю у банка в рассрочку купило второе Буруновское общество.​

Земля южнее татарской деревни Базиково принадлежала двум сестрам Подуровым – Татьяне и Александре. Татьяна свою землю продала приехавшим из центральных губерний крестьянам. Так возникла деревня Татьяновка. Александра же Подурова на своей земле стала строиться.​

После смерти помещика Авдеева Николая остался сын Алексей Авдеев. Алексей Авдеев продал Подуровой Александре двухэтажный дом со всеми надворными постройками, оставив себе двухкомнатный дом. Всю купленную постройку Подурова перевела и поставила на юго-западной окраине деревни Базиково в большой фруктово-ягодный сад и построила паровую мельницу.​
В 1899 году помещик Алексей Авдеев при участии крестьян деревень Буруновки, Татьяновки, Петропавловки, Алатаны построили в Буруновке церковь, а вскоре он (Авдеев Алексей Николаевич) из Буруновки уехал, а куда неизвестно. Деревня же стала называться не Буруново-Любовка, а село Буруновка Кармышевской волости Стерлитамакского уезда Уфимской губернии. Крестьяне села Буруновки занимались хлебопашеством, а так как большинство крестьян были малоземельными, то им приходилось заниматься колесно-санным ремеслом, изделия которого бывали на рынке города Стерлитамака. Скота имели мало. Редкий двор имел две коровы, были и такие крестьяне, у которых никакого скота не имелось.​

Летом 1900 года случился пожар, который почти полностью уничтожил Буруновку. Об этом пожаре пожилые люди, особенно старики и старухи помнят хорошо. Сильный ветер перебрасывал пламя с одного конца села на другой. Все, что жители успели вынести в огороды или на улицы, сгорело. Крестьяне остались без крова, без одежды. Много лет потребовалось на то, чтобы вновь отстроиться. Выданное страховое вознаграждение и наполовину не удовлетворили тех нужд, которые испытывало население. А еще хуже обстояло дело с лесом. Дело в том, что лес принадлежал помещикам и другим лицам, но они не только помогали, а напротив старались как можно больше нажить на чужом горе. После пожара Буруновка значительно увеличилась. Большие семьи дробились на несколько хозяйств, стала остро ощущаться недостаток в земле, некоторые крестьяне были вынуждены и последние земли продавать и сдавать в аренду. На селе появились крестьяне с большим количеством земли. Например Бестужев имел 80 десятин и держал по 20 рабочих лошадей, он эксплуатировал чужой труд. Из купцов были такие как Козлов и Мечик. Он построил каменный дом и магазины. Был в селе магазин, торговая спиртными напитками, две пивным. К 1917 году Буруновке насчитывала около двухсот дворов с населением более 1200 человек. Школы было две: церковно-приходская (3 класса) и земельная (4 класса), в каждой школе было по одному учителю. В школе учились в подавляющем большинстве дети зажиточных крестьян. Дети же бедняков особенно девочки не учились, оставались на всю жизнь безграмотными.​
Земство открыло в селе колесно-санную мастерскую.

Буруновы

Буруновы

Губернии, в РК которых внесён род

Оренбургская

Родоначальник

Алексей Васильевич Бурунов

Подданство

Великое княжество Московское

Царство Русское

Российская империя

Эта статья — о дворянском роде. О носителях фамилии см. Бурунов.

Буруновы — старинный род, производит себя от касожского князя Редеди, убитого в 1022 г. князем Мстиславом Владимировичем Тмутараканским, сыном киевского князя Владимира I Святого. За (крещёного именем Роман) сына Редеди Мстислав отдал свою дочь Татьяну замуж.

Прямым потомком Романа Редедича и княжны Татьяны Мстиславны Тмутараканской (в XIV веке) был Михаил Сорокоум, боярин Ивана I Калиты. Правнук Михаила Сорокоума, стольник Алексей Васильевич Бурун (Бархатная книга, XXXII, 252) (в XV веке) стал родоначальником рода Буруновых.

Буруновы владели поместьями в Ржевском, Вяземском и Старицком уездах, зачислены в число московских дворян, а также в XVIII веке, по личным заслугам зачислены дворянами Оренбургской губернии.

Бархатная книга

«Ба́рхатная кни́га»[1] — родословная книга наиболее знатных боярских и дворянских фамилий России. Составлена в 1687 году в связи с отменой местничества (1682) и после прекращения составления разрядных книг.

В Бархатную книгу включены: «Государев родословец» 1555—1556 годов, состоящий преимущественно из родословных записей Рюриковичей и Гедиминовичей (царский, княжеские, боярские роды), а также материалы за вторую половину XVI—XVII веков из родословных росписей, поданных представителями этих фамилий в 1682—1687 годах.

История создания Бархатной книги

В соответствии с указом от 12 января 1682 года, для выполнения работ по составлению родословных книг, при Разрядном приказе была образована родословная комиссия, впоследствии получившая название Палата родословных дел (в дальнейшем — ПРД). Приказ возглавил князь Владимир Дмитриевич Долгоруков и думный дьяк В. Г. Семёнов[2]. Позже, исходя из помет имеющихся на росписях, родословными работами по составлению БК занимались: окольничий И. А. Желябужский, дьяки П. Ф. Оловянников и Л. А. Домнин, а в 1690-е годы в работах принимали участие боярин Т. Н. Стрешнев и дьяки И. Кобяков и М. Гуляев.

Предполагалось составить четыре новые родословные книги:

  • Первая книга предназначалась для родов, представители которых находились в Думе или когда-либо достигали думных чинов. Сюда же должны были быть внесены «старые и честные роды», предки которых занимали высшее военно-административные должности со времен Ивана IV Грозного, о чём имелись «явные свидетельства»;
  • Вторая книга для родов, представители которых также занимали высшее военно-административные должности или служили по выбору, но со времен царствования Михаила Федоровича и для них требовались «свидетельства»;
  • Третья книга предназначалась для основной массы городского дворянства, числившихся «в середних и в меньших статьях» десятен. О свидетельствах для таких фамилий указ ничего не говорил;
  • Четвертая книга родословная книга предназначалась для родов, представители которых «из нижних чинов за службы отцов своих или за свои написаны в московские чины». О «свидетельствах» указ также ничего не говорил[3].

Весной 1682 года, в связи с кончиной царя Федора Алексеевича, родословные работы были приостановлены и только на рубеже 1685—1686 года они были возобновлены. Действия приказных в основном сводились к приёму росписей и документов, их копирования, распределения внутри книг и урегулирования спорных вопросов. Летом 1688 года приказными были завершены работы по пополнению Государева родословца, то есть создания Бархатной книги и составления дополнительной родословной книги (вторая часть БК), включавшей в себя родословия наиболее знатных семей, не попавших в первую книгу. По окончании этой работы, к осени 1688 года деятельность ПРД была приостановлена, а отдельные её функции перешли Разрядному приказу. В общей сложности, в ПРД и Разрядный приказ было подано около 630 родословных росписей от порядка 560 служилых семей[4].

Что касается второй родословной книги, то ещё в 1741 году в Герольдмейстерской конторе обратили внимание на упоминание о её составлении. В Канцелярию Московских герольдических дел были посланы соответствующий запрос и копия предисловия Бархатной книги с указанием дьяческих помет, имеющихся в подлиннике. В ответ на запрос, из герольдии были присланы копии двух докладных выписок июня 1687 года. Относительно же второй книги в доношении сообщалось, что «у розрядных дел по разбору… других особых родословных книг и указов… не имеется». Тем не менее, для отыскания в неразобранных делах Разряда второй родословной книги и других документов, из Герольдмейстерской конторы в Москву специально был откомандирован канцелярист. Однако книга и интересующие контору документы найдены так и не были[5][6].

Несмотря на многочисленные дополнения, в «Бархатную книгу» вошли далеко не все знаменитые и древнейшие русские роды. При сличении списка поданных родословий с «Алфавитным указателем фамилий и лиц, упоминаемых в Боярских книгах» выясняется, что практически все родословные были поданы представителями столичного дворянства. Вместе с тем, число фамилий, подавших росписи далеко не полностью отражает состав столичного дворянства 80-х годов XVII века. Более 350 семей, представители которых служили при дворе в период деятельности Палаты родословных дел, своих родословий не подали[4].

В 1689—1707 году в Разрядном приказе велось около 15 дел, связанных с приобщением к ранее поданным росписям отдельных документов, разрешением некоторым семьям писаться двойными фамильными прозваниями, продолжение ряда спорных дел для внесения в БК[6].

В феврале 1719 года Бархатную книгу переслали в С-Петербург: «…. по указу великого государя взято в Санкт-Питербурх в канцелярию Правительствующего Сената родословная 190-го (1682) да боярская книга 200-го годов…»[7] .

В 1787 году «Бархатная книга» была издана Н. И. Новиковым под названием «Родословная книга князей и дворян российских и выезжих» и является ценным документом для генеалогических исследований. При этом Бархатная книга, напечатанная Новиковым, как объявил издатель на заглавном листе, воспроизводилась не по подлиннику, а по «самовернейшим спискам, из которых иные писаны старинным, а другие новым письмом, из коих заслуживает вероятия сообщенных ему от господина действительного статского советника Ф. И. Миллера»[8].

См. также

Примечания

  1.  
  • «Бархатная книга»/ М. Е. Бычкова // «Банкетная кампания» 1904 — Большой Иргиз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2005. — С. 79. — (Большая российская энциклопедия: [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 3). — ISBN 5-85270-331-1.
  • · РГАДА. Ф. 210. Столбцы Севского стола. Д. 351. Л. 364.
  • · «Родословные росписи конца XVII века». Вып. 6. Сост. А. В. Антонов. — М.: Изд-во РГАДА, «Археогр. центр», 1996. — С. 40—41.
  • · «Родословные росписи конца XVII века». Вып. 6. Сост. А. В. Антонов. — М.: Изд-во РГАДА, «Археогр. центр», 1996. — С. 69—70.
  • · РГАДА. Ф. 286. Оп. к. Кн. 1. Л. 337об., 349—353.
  • · «Родословные росписи конца XVII века». Вып. 6. Сост. А. В. Антонов. — М.: Изд-во РГАДА, «Археогр. центр», 1996. — С. 57—58.
  • · РГАДА. Ф. 248. Сенат и сенатские учреждения. Кн. 648. Л. 119об.
  1. А. П. Барсуков. Обзор источников и литературы Русского родословия. Напечатано по распоряжению Императорской Академии Наук. — СПб., 1887. — С. 10-11.

Литература

Ссылки

 

  Словари и энциклопедии

Большая российская · Большая советская (1 изд.)

Категории:

  • Россия при Романовых (1613—1917)
  • Книги по алфавиту
  • Родословные книги

    Буруновы

    Буруновы

    Губернии, в РК которых внесён род

    Оренбургская

    Родоначальник

    Алексей Васильевич Бурунов

    Подданство

    Великое княжество Московское

    Царство Русское

    Российская империя

    Эта статья — о дворянском роде. О носителях фамилии см. Бурунов.

    Буруновы — старинный род, производит себя от касожского князя Редеди, убитого в 1022 г. князем Мстиславом Владимировичем Тмутараканским, сыном киевского князя Владимира I Святого. За (крещёного именем Роман) сына Редеди Мстислав отдал свою дочь Татьяну замуж.

    Прямым потомком Романа Редедича и княжны Татьяны Мстиславны Тмутараканской (в XIV веке) был Михаил Сорокоум, боярин Ивана I Калиты. Правнук Михаила Сорокоума, стольник Алексей Васильевич Бурун (Бархатная книга, XXXII, 252) (в XV веке) стал родоначальником рода Буруновых.

    Буруновы владели поместьями в Ржевском, Вяземском и Старицком уездах, зачислены в число московских дворян, а также в XVIII веке, по личным заслугам зачислены дворянами Оренбургской губернии.

    Бархатная книга

    «Ба́рхатная кни́га»[1] — родословная книга наиболее знатных боярских и дворянских фамилий России. Составлена в 1687 году в связи с отменой местничества (1682) и после прекращения составления разрядных книг.

    В Бархатную книгу включены: «Государев родословец» 1555—1556 годов, состоящий преимущественно из родословных записей Рюриковичей и Гедиминовичей (царский, княжеские, боярские роды), а также материалы за вторую половину XVI—XVII веков из родословных росписей, поданных представителями этих фамилий в 1682—1687 годах.

    История создания Бархатной книги

    В соответствии с указом от 12 января 1682 года, для выполнения работ по составлению родословных книг, при Разрядном приказе была образована родословная комиссия, впоследствии получившая название Палата родословных дел (в дальнейшем — ПРД). Приказ возглавил князь Владимир Дмитриевич Долгоруков и думный дьяк В. Г. Семёнов[2]. Позже, исходя из помет имеющихся на росписях, родословными работами по составлению БК занимались: окольничий И. А. Желябужский, дьяки П. Ф. Оловянников и Л. А. Домнин, а в 1690-е годы в работах принимали участие боярин Т. Н. Стрешнев и дьяки И. Кобяков и М. Гуляев.

    Предполагалось составить четыре новые родословные книги:

    • Первая книга предназначалась для родов, представители которых находились в Думе или когда-либо достигали думных чинов. Сюда же должны были быть внесены «старые и честные роды», предки которых занимали высшее военно-административные должности со времен Ивана IV Грозного, о чём имелись «явные свидетельства»;
    • Вторая книга для родов, представители которых также занимали высшее военно-административные должности или служили по выбору, но со времен царствования Михаила Федоровича и для них требовались «свидетельства»;
    • Третья книга предназначалась для основной массы городского дворянства, числившихся «в середних и в меньших статьях» десятен. О свидетельствах для таких фамилий указ ничего не говорил;
    • Четвертая книга родословная книга предназначалась для родов, представители которых «из нижних чинов за службы отцов своих или за свои написаны в московские чины». О «свидетельствах» указ также ничего не говорил[3].

    Весной 1682 года, в связи с кончиной царя Федора Алексеевича, родословные работы были приостановлены и только на рубеже 1685—1686 года они были возобновлены. Действия приказных в основном сводились к приёму росписей и документов, их копирования, распределения внутри книг и урегулирования спорных вопросов. Летом 1688 года приказными были завершены работы по пополнению Государева родословца, то есть создания Бархатной книги и составления дополнительной родословной книги (вторая часть БК), включавшей в себя родословия наиболее знатных семей, не попавших в первую книгу. По окончании этой работы, к осени 1688 года деятельность ПРД была приостановлена, а отдельные её функции перешли Разрядному приказу. В общей сложности, в ПРД и Разрядный приказ было подано около 630 родословных росписей от порядка 560 служилых семей[4].

    Что касается второй родословной книги, то ещё в 1741 году в Герольдмейстерской конторе обратили внимание на упоминание о её составлении. В Канцелярию Московских герольдических дел были посланы соответствующий запрос и копия предисловия Бархатной книги с указанием дьяческих помет, имеющихся в подлиннике. В ответ на запрос, из герольдии были присланы копии двух докладных выписок июня 1687 года. Относительно же второй книги в доношении сообщалось, что «у розрядных дел по разбору… других особых родословных книг и указов… не имеется». Тем не менее, для отыскания в неразобранных делах Разряда второй родословной книги и других документов, из Герольдмейстерской конторы в Москву специально был откомандирован канцелярист. Однако книга и интересующие контору документы найдены так и не были[5][6].

    Несмотря на многочисленные дополнения, в «Бархатную книгу» вошли далеко не все знаменитые и древнейшие русские роды. При сличении списка поданных родословий с «Алфавитным указателем фамилий и лиц, упоминаемых в Боярских книгах» выясняется, что практически все родословные были поданы представителями столичного дворянства. Вместе с тем, число фамилий, подавших росписи далеко не полностью отражает состав столичного дворянства 80-х годов XVII века. Более 350 семей, представители которых служили при дворе в период деятельности Палаты родословных дел, своих родословий не подали[4].

    В 1689—1707 году в Разрядном приказе велось около 15 дел, связанных с приобщением к ранее поданным росписям отдельных документов, разрешением некоторым семьям писаться двойными фамильными прозваниями, продолжение ряда спорных дел для внесения в БК[6].

    В феврале 1719 года Бархатную книгу переслали в С-Петербург: «…. по указу великого государя взято в Санкт-Питербурх в канцелярию Правительствующего Сената родословная 190-го (1682) да боярская книга 200-го годов…»[7] .

    В 1787 году «Бархатная книга» была издана Н. И. Новиковым под названием «Родословная книга князей и дворян российских и выезжих» и является ценным документом для генеалогических исследований. При этом Бархатная книга, напечатанная Новиковым, как объявил издатель на заглавном листе, воспроизводилась не по подлиннику, а по «самовернейшим спискам, из которых иные писаны старинным, а другие новым письмом, из коих заслуживает вероятия сообщенных ему от господина действительного статского советника Ф. И. Миллера»[8].

    См. также

    Примечания

    1.  
    • «Бархатная книга»/ М. Е. Бычкова // «Банкетная кампания» 1904 — Большой Иргиз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2005. — С. 79. — (Большая российская энциклопедия: [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 3). — ISBN 5-85270-331-1.
    • · РГАДА. Ф. 210. Столбцы Севского стола. Д. 351. Л. 364.
    • · «Родословные росписи конца XVII века». Вып. 6. Сост. А. В. Антонов. — М.: Изд-во РГАДА, «Археогр. центр», 1996. — С. 40—41.
    • · «Родословные росписи конца XVII века». Вып. 6. Сост. А. В. Антонов. — М.: Изд-во РГАДА, «Археогр. центр», 1996. — С. 69—70.
    • · РГАДА. Ф. 286. Оп. к. Кн. 1. Л. 337об., 349—353.
    • · «Родословные росписи конца XVII века». Вып. 6. Сост. А. В. Антонов. — М.: Изд-во РГАДА, «Археогр. центр», 1996. — С. 57—58.
    • · РГАДА. Ф. 248. Сенат и сенатские учреждения. Кн. 648. Л. 119об.
    1. А. П. Барсуков. Обзор источников и литературы Русского родословия. Напечатано по распоряжению Императорской Академии Наук. — СПб., 1887. — С. 10-11.

    Литература

    Ссылки

     

      Словари и энциклопедии

    Большая российская · Большая советская (1 изд.)

    Категории:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авдеев Михаил Васильевич (писатель)

 

                                        

Дата рождения

28 сентября (10 октября) 1821[1] или 10 октября 1821[2]

Место рождения

Дата смерти

1 (13) февраля 1876[1] (54 года) или 13 февраля 1876[2] (54 года)

Место смерти

Гражданство (подданство)

Род деятельности

прозаик, литературный критик

Направление

проза

Жанр

рассказ, повесть, роман

Язык произведений

русский

Дебют

«Стальное кольцо» (1838)

 

Содержание

Биография

Происходит из старинного и состоятельного казацкого рода. Первоначальное образование получил дома под руководством Томаша Зана, сосланного по делу филоматов. Учился в Уфимской гимназии и в Петербургском институте инженеров путей сообщения, который окончил в 1842 г. в чине поручика. Вышел в отставку в 1852 г. в чине капитана.

В 1860 г. был членом Оренбургского присутствия по крестьянским делам. В середине 1862 г. арестован в связи с перехваченными письмами о предполагавшемся побеге революционера М. Л. Михайлова. Находился в Алексеевскомй равелине Петропавловской крепости с 22.07.1862 по 1.08.1862 г., затем отправлен в III отделение, после чего приговорён к высылке под надзор в Пензу. В мае 1863 г. получил разрешение переехать на жительство в своё имение в Оренбургской губернии, в 1865 г. — за границу. Освобождён от полицейского надзора в 1867 г.[4]

Похоронен на Литераторских мостках на Волковском кладбище Санкт-Петербурга[5][6].

Творчество

Авдеев — современник и соратник Тургенева, пользовавшийся значительной известностью[7]. Дебютировал в печати в 1838 году рассказом «Стальное кольцо».

Повести и романы Авдеева печатались в журнале «Современник». Особенный интерес вызвали его роман «Тамарин» (1852), с его новым типом делового человека, идущего на смену блестящим, но никчёмным Печориным, и «Подводный камень» (1860), трактующий вопросы свободной любви. Место действия романов Авдеева — дворянские гнезда с бесконечными спорами героев, воспитанных в тихом уюте помещичьей жизни и в университетских кружках. Авдеев показывает в своих романах образ делового человека. Интересны его идеи эмансипации женщин.

Следует отметить также роман «Меж двух огней» (1868; отдельное издание 1869) и составленную из его статей книгу «Наше общество в героях и героинях литературы за 50 лет (18201870)» (1874, 1907).

Сочинения

Надгробие М. В.Авдеева на Литераторских мостках

Примечания

  1.  
  1. Авдеев, Михаил Васильевич (писатель)// Литературная энциклопедия : в 11 т. — [М.], 1929—1939.

Литература

  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Подрастающие силы. «Дело». 1869. № 9—10.
  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Идеалист мещанства. «Дело». 1877. № 1.
  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Михайловский Н. Сочинения. т. II. — СПб. 1899.
  • Венгеров С. А. Критико-биографический словарь. т. I. — СПб. 1889.
  • Муратов А. Б. Авдеев Михаил Васильевич // Русские писатели 1800—1917. Биографический словарь / П. А. Николаев (гл. ред.). — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — Т. 1: А—Г. — С. 14—15.
  • В статье использован текст из Литературной энциклопедии 1929—1939, перешедший в общественное достояние, так как он был опубликован анонимно и имя автора не стало известным до 1 января 1992 года.
  • Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь / П. А. Николаев (гл. ред.) и др. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1. — С. 14—15. — 672 с. — (Сер. биогр. словарей: Русские писатели. 11—20 вв.).

 

Михаил Авдеев: биография и творчество писателя

Авдеев Михаил Васильевич (28.9 (10.10). 1821, Оренбург — 1 (13).2.1876, Петербург), прозаик, критик. Он происходил из старинного казацкого рода. Отец Авдеева вышел из Уральского войска, в котором его предки занимали важные посты, и поступил в 1832 на гражданскую службу в Оренбурге. 

Первоначальное образование Михаил Авдеев получил дома под руководством ссыльного польского писателя Т. Зана, друга А. Мицкевича. Учился в Уфимской гимназии и в Петербургском институте инженеров путей сообщения (1837—42). По окончании участвовал в работах по соединению верховий р. Москвы и Волги; в 1843—49 начальник дистанции в Нижнем Новгороде; в 1849—51 чиновник Ярославской строительной комиссии; в 1851—52 столоначальник департамента проектов и смет Министерства путей сообщения.

Первая публикация Михаила Авдеева — рассказ «Стальное кольцо (Быль)» (ЛПРИ, 1838, № 21). Известность ему принесли напечатанные в «Современнике» (с которым он сблизился в конце 40-х гг.) повести «Варенька» (1849, № 9), «Записки Тамарина» (1850, N° 1—2), «Иванов» (1851, № 9), составившие роман «Тамарин» (СПб., 1852). Он был создан с целью разоблачения «провинциальных Печориных», типа широко распространившегося в русском обществе после появления «Героя нашего времени» (что особо подчеркивал Михаил Васильевич Авдеев, стремясь построить свое произведение «по канве» Лермонтовского романа — объединение повестей с разными рассказчиками и т. д). Критика, расценивая «Тамарина» как подражание Лермонтову, писала об авторе с надеждой и отмечала его «талант, а еще более ум и такт» (Некрасов, X, 143). 

В «Современнике» Михаил Васильевич напечатал также повести из семейной жизни «Ясные дни. Идиллия» (1850, № 10) и «Нынешняя любовь» (1852, № 6; положительный отзыв Н. А. Некрасова — X, 175), фельетоны «Письма „пустого человека человека" в провинцию о петербургской жизни» (1852, № 12, 1853, № 1—3).

Через некоторое время связи Авдеева с «Современником» ослабли. Он печатался в «Отечественных записках» (повесть из деревенской жизни «Горы», 1851, № 12; «Огненный змий», 1853, № 2; «Порядочный человек», 1855, № 3), а затем в «Библиотеке для чтения» (повесть «Приличная партия», 1856, т. 140; «На дороге», 1857, т. 142). 

В 1852, выйдя в отставку в чине штабс-капитана, Михаил Васильевич Авдеев поселился в родовой деревне Буруновка Стерлитамакского уезда (см. его путевые очерки «Поездка на кумыс», 03, 1852, № 10—12; «Дорожные заметки. 1854 г.», БдЧ, 1857, -т. 144). В 1855 году он был выбран начальником дружины Оренбургского ополчения, но участия в Крымской войне принять не успел. В 1857 отправился за границу для лечения (печатал корреспонденции в «Библиотеке для чтения», 1857, т. 144—146; 1858, т. 147, 149). 

Захваченный общим для тех лет настроением, он послал в «Колокол» письмо, в котором говорилось о необходимости обсуждения будущих реформ с «призывом депутатов». А. И. Герцен не напечатал письма, но, по свидетельству Михаила Авдеева, ответил ему [письма А. и Герцена неизвестны; см. об этом: Модестов Н., Оренбургский либерал. (К биографии Авдеева) — «Тр. Оренбург. ученой арх. комиссии», в. 32, 1915, с. 41—43].

Свидетельством интереса Михаила Васильевича к злободневным социальным проблемам является роман «Подводный камень» (посвящен И. С. Тургеневу; «Современник», 1860, № 3, 10, 11; отд. изд.— СПб., 1863), тема которого — свобода проявления чувств (одна из главных в творчестве Авдеева) соотносилась в сознании читателей 60-х гг. с широко обсуждавшимся тогда «женским вопросом», в частности со статьями М. Л. Михайлова. Критика восприняла роман как либеральную интерпретацию этих проблем и в то же время отметила зависимость Авдеева от романа Жорж Санд «Жак» и повести А. В. Дружинина «Полинька Сакс» (Е. Тур — «Русская речь», 1861, 19 янв.; М. Де-Пуле — там же, 6, 9 апр.; А. Ф. Писемский — БдЧ, 1861, т. 163; М. Погодин — «Время», 1861, № 1).

Перед реформой 1861 Михаил Васильевич был назначен членом Оренбург. губ. по крестьянским делам присутствия. Типичный либеральный деятель эпохи реформ (см. его корреспонденции из Оренбургского края в газете И. С. Аксакова «День», 1861—62), он навлек на себя недовольство реакционной части Оренбургского дворянства и прослыл человеком неблагонадежным ( Барановская Е. К., Письма к Авдееву — «Звенья», т. 3—4, М.— Л., 1934). В июле 1862 были перехвачены письма Н. В. и Л. Н. Шелгуновых к Авдееву; при обыске найдены письма недавно арестованного Михайлова (с ним Михаил Васильевич познакомился, видимо, в конце 40-х гг. в Нижнем Новгороде). В итоге — непродолжительное заключение в Петропавловскую крепость и ссылка под полицейский надзор (снят в апреле 1867) в Пензу, затем (с 1863) в Оренбургскую губернию.

В 1865—66 Михаил Авдеев лечился за границей, где особенно близко сошелся с Тургеневым (познакомились в начале 50-х гг.), встречался в Женеве с Герценом. Предприняв ряд неудачных попыток издания политической и литературной газеты, а также аренды журнала «Дело» (Тургенев. Письма, VI, 212; VIII, 85—86, X, 97, и ук.), Авдеев в феврале 1869 из-за материальных затруднений вновь поступил на службу в Министерство путей сообщения; в 1871 уволен по прошению в чине коллежского асессора. При введении земских учреждений был гласным Уфимского земства (1874—75).

Пережитое в 60-х гг. дало Михаилу Авдееву материал для романа «Меж двух огней» («Совр. обозр.», 1868, № 1—3; отд. изд.— СПб., 1869) — попытка выразить сочувствие либеральному деятелю, который, борясь с крепостниками, испытывает удары «справа» и «слева». Однако, как отмечал М. Е. Салтыков-Щедрин, выражая почти единодушное мнение критики, Михаил Васильевич «был у самого источника интереснейших общественных компликаций [противоречий] и не воспользовался ничем из богатого материала, который находился у него под руками» (IX, 303; др. отзывы: А. Скабичевский — «Неделя», 1868, № 18, 19; Н. Лунин (Благосветлов Г. Е.) — «Дело», 1869, № 4). 

Тургенев в одном из писем высказал свое мнение о романе: «Я не могу не признать в нем некоторое подражание моей манере, и слабые стороны моей манеры тем сильнее бьют мне в нос... Ох, эта литература, которая пахнет литературой!» (Письма, VII, 70). Оно по существу предварило упреки критики в адрес произведений Михаила Авдеева рубежа 60—70-х гг., в числе которых повести «Магдалина», «Сухая любовь» («Дело», 1869, № 1; 1870, № 10), «Пестренькая жизнь (Из рассказов знакомого)» (03, 1870, № 1, отзыв М. К. Цебриковой — BE, 1871, № 6), «Переписка двух барышень» (03, 1875, № 2), посвященные проблемам любви и брака.

«Чуткость» этого автора (по определению Салтыкова-Щедрина) в выборе актуальных тем для своих произведений при отсутствии проникновения в суть затрагиваемых явлений дала основания для резких оценок: «Безжизненность — такова самая основная и характеристическая черта произведений Авдеева» (Страхов Н. Н., Воспоминания и отрывки, СПб., 1892, с. 246; др. рец.: П. Н. Ткачев) — «Дело», 1877, № 1). 

Пробуя силы в драматургии, Михаил Васильевич написал драму «Шестое чувство» (не опубликована), обличительную комедию «Мещанская семья» («Дело», 1869, № 2; отд. изд.— СПб., 1869: отрицательный отклик Салтыкова-Щедрина — 03, 1869, № 2; Александринский театр, 1868). Продолжал литературно-критическую и публицистическую деятельность: «Письма в провинцию» (BE. 1870, № 1), литературные обзоры «Злоба дня в литературе (Критические этюды)» (БВед, 1873, январь — март). Самое значительное сочинение Авдеева этого времени — статьи о русской литературе, собранные в книге «Наше общество (1820—1870) в героях и героинях литературы» (СПб., 1874, 1907; публиковались в 1873 в газете «Биржевые ведомости» и «Неделя»; отзывы: Тургенев. Письма, X, 141; Н. К. Михайловский — 03, 1874, № 3,4; (Шелгунов Н. В.) — «Дело», 1874, № 3). 

Последний замысел Михаила Авдеева — роман-трилогия «Мои времена» осуществлен был частично: «Мои времена в 30-х годах» («Молва», 1876, 4 июля — 5 сентября) и «В 40-х годах» (BE, 1876, № 9 — 11).

 трактующий вопросы свободной любви. Место действия романов Авдеева — дворянские гнезда с бесконечными спорами героев, воспитанных в тихом уюте помещичьей жизни и в университетских кружках. Авдеев показывает в своих романах образ делового человека. Интересны его идеи эмансипации женщин.

Следует отметить также роман «Меж двух огней» (1868; отдельное издание 1869) и составленную из его статей книгу «Наше общество в героях и героинях литературы за 50 лет (18201870)» (1874, 1907).

Сочинения

Надгробие М. В.Авдеева на Литераторских мостках

Примечания

  1.  
  1. Авдеев, Михаил Васильевич (писатель)// Литературная энциклопедия : в 11 т. — [М.], 1929—1939.

Литература

  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Подрастающие силы. «Дело». 1869. № 9—10.
  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Идеалист мещанства. «Дело». 1877. № 1.
  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Михайловский Н. Сочинения. т. II. — СПб. 1899.
  • Венгеров С. А. Критико-биографический словарь. т. I. — СПб. 1889.
  • Муратов А. Б. Авдеев Михаил Васильевич // Русские писатели 1800—1917. Биографический словарь / П. А. Николаев (гл. ред.). — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — Т. 1: А—Г. — С. 14—15.
  • В статье использован текст из Литературной энциклопедии 1929—1939, перешедший в общественное достояние, так как он был опубликован анонимно и имя автора не стало известным до 1 января 1992 года.
  • Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь / П. А. Николаев (гл. ред.) и др. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1. — С. 14—15. — 672 с. — (Сер. биогр. словарей: Русские писатели. 11—20 вв.).

 

 

 

Н. В.) — «Дело», 1874, № 3). 

Последний замысел Михаила Авдеева — роман-трилогия «Мои времена» осуществлен был частично: «Мои времена в 30-х годах» («Молва», 1876, 4 июля — 5 сентября) и «В 40-х годах» (BE, 1876, № 9 — 11).

Источник: Русские писатели 1800 - 1917. Библиографический словарь. - М.: "Большая российская энциклопедия", 1992

Авдеев Михаил Васильевич (писатель)

 

                                        

Дата рождения

28 сентября (10 октября) 1821[1] или 10 октября 1821[2]

Место рождения

Дата смерти

1 (13) февраля 1876[1] (54 года) или 13 февраля 1876[2] (54 года)

Место смерти

Гражданство (подданство)

Род деятельности

прозаик, литературный критик

Направление

проза

Жанр

рассказ, повесть, роман

Язык произведений

русский

Дебют

«Стальное кольцо» (1838)

 

Содержание

Биография

Происходит из старинного и состоятельного казацкого рода. Первоначальное образование получил дома под руководством Томаша Зана, сосланного по делу филоматов. Учился в Уфимской гимназии и в Петербургском институте инженеров путей сообщения, который окончил в 1842 г. в чине поручика. Вышел в отставку в 1852 г. в чине капитана.

В 1860 г. был членом Оренбургского присутствия по крестьянским делам. В середине 1862 г. арестован в связи с перехваченными письмами о предполагавшемся побеге революционера М. Л. Михайлова. Находился в Алексеевскомй равелине Петропавловской крепости с 22.07.1862 по 1.08.1862 г., затем отправлен в III отделение, после чего приговорён к высылке под надзор в Пензу. В мае 1863 г. получил разрешение переехать на жительство в своё имение в Оренбургской губернии, в 1865 г. — за границу. Освобождён от полицейского надзора в 1867 г.[4]

Похоронен на Литераторских мостках на Волковском кладбище Санкт-Петербурга[5][6].

Творчество

Авдеев — современник и соратник Тургенева, пользовавшийся значительной известностью[7]. Дебютировал в печати в 1838 году рассказом «Стальное кольцо».

Повести и романы Авдеева печатались в журнале «Современник». Особенный интерес вызвали его роман «Тамарин» (1852), с его новым типом делового человека, идущего на смену блестящим, но никчёмным Печориным, и «Подводный камень» (1860), трактующий вопросы свободной любви. Место действия романов Авдеева — дворянские гнезда с бесконечными спорами героев, воспитанных в тихом уюте помещичьей жизни и в университетских кружках. Авдеев показывает в своих романах образ делового человека. Интересны его идеи эмансипации женщин.

Следует отметить также роман «Меж двух огней» (1868; отдельное издание 1869) и составленную из его статей книгу «Наше общество в героях и героинях литературы за 50 лет (18201870)» (1874, 1907).

Сочинения

Надгробие М. В.Авдеева на Литераторских мостках

Примечания

  1.  
  1. Авдеев, Михаил Васильевич (писатель)// Литературная энциклопедия : в 11 т. — [М.], 1929—1939.

Литература

  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Подрастающие силы. «Дело». 1869. № 9—10.
  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Идеалист мещанства. «Дело». 1877. № 1.
  • Никитин Н. (П. Ткачёв). Михайловский Н. Сочинения. т. II. — СПб. 1899.
  • Венгеров С. А. Критико-биографический словарь. т. I. — СПб. 1889.
  • Муратов А. Б. Авдеев Михаил Васильевич // Русские писатели 1800—1917. Биографический словарь / П. А. Николаев (гл. ред.). — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — Т. 1: А—Г. — С. 14—15.
  • В статье использован текст из Литературной энциклопедии 1929—1939, перешедший в общественное достояние, так как он был опубликован анонимно и имя автора не стало известным до 1 января 1992 года.
  • Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь / П. А. Николаев (гл. ред.) и др. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1. — С. 14—15. — 672 с. — (Сер. биогр. словарей: Русские писатели. 11—20 вв.).

 

Михаил Авдеев: биография и творчество писателя

Авдеев Михаил Васильевич (28.9 (10.10). 1821, Оренбург — 1 (13).2.1876, Петербург), прозаик, критик. Он происходил из старинного казацкого рода. Отец Авдеева вышел из Уральского войска, в котором его предки занимали важные посты, и поступил в 1832 на гражданскую службу в Оренбурге. 

Первоначальное образование Михаил Авдеев получил дома под руководством ссыльного польского писателя Т. Зана, друга А. Мицкевича. Учился в Уфимской гимназии и в Петербургском институте инженеров путей сообщения (1837—42). По окончании участвовал в работах по соединению верховий р. Москвы и Волги; в 1843—49 начальник дистанции в Нижнем Новгороде; в 1849—51 чиновник Ярославской строительной комиссии; в 1851—52 столоначальник департамента проектов и смет Министерства путей сообщения.

Первая публикация Михаила Авдеева — рассказ «Стальное кольцо (Быль)» (ЛПРИ, 1838, № 21). Известность ему принесли напечатанные в «Современнике» (с которым он сблизился в конце 40-х гг.) повести «Варенька» (1849, № 9), «Записки Тамарина» (1850, N° 1—2), «Иванов» (1851, № 9), составившие роман «Тамарин» (СПб., 1852). Он был создан с целью разоблачения «провинциальных Печориных», типа широко распространившегося в русском обществе после появления «Героя нашего времени» (что особо подчеркивал Михаил Васильевич Авдеев, стремясь построить свое произведение «по канве» Лермонтовского романа — объединение повестей с разными рассказчиками и т. д). Критика, расценивая «Тамарина» как подражание Лермонтову, писала об авторе с надеждой и отмечала его «талант, а еще более ум и такт» (Некрасов, X, 143). 

В «Современнике» Михаил Васильевич напечатал также повести из семейной жизни «Ясные дни. Идиллия» (1850, № 10) и «Нынешняя любовь» (1852, № 6; положительный отзыв Н. А. Некрасова — X, 175), фельетоны «Письма „пустого человека человека" в провинцию о петербургской жизни» (1852, № 12, 1853, № 1—3).

Через некоторое время связи Авдеева с «Современником» ослабли. Он печатался в «Отечественных записках» (повесть из деревенской жизни «Горы», 1851, № 12; «Огненный змий», 1853, № 2; «Порядочный человек», 1855, № 3), а затем в «Библиотеке для чтения» (повесть «Приличная партия», 1856, т. 140; «На дороге», 1857, т. 142). 

В 1852, выйдя в отставку в чине штабс-капитана, Михаил Васильевич Авдеев поселился в родовой деревне Буруновка Стерлитамакского уезда (см. его путевые очерки «Поездка на кумыс», 03, 1852, № 10—12; «Дорожные заметки. 1854 г.», БдЧ, 1857, -т. 144). В 1855 году он был выбран начальником дружины Оренбургского ополчения, но участия в Крымской войне принять не успел. В 1857 отправился за границу для лечения (печатал корреспонденции в «Библиотеке для чтения», 1857, т. 144—146; 1858, т. 147, 149). 

Захваченный общим для тех лет настроением, он послал в «Колокол» письмо, в котором говорилось о необходимости обсуждения будущих реформ с «призывом депутатов». А. И. Герцен не напечатал письма, но, по свидетельству Михаила Авдеева, ответил ему [письма А. и Герцена неизвестны; см. об этом: Модестов Н., Оренбургский либерал. (К биографии Авдеева) — «Тр. Оренбург. ученой арх. комиссии», в. 32, 1915, с. 41—43].

Свидетельством интереса Михаила Васильевича к злободневным социальным проблемам является роман «Подводный камень» (посвящен И. С. Тургеневу; «Современник», 1860, № 3, 10, 11; отд. изд.— СПб., 1863), тема которого — свобода проявления чувств (одна из главных в творчестве Авдеева) соотносилась в сознании читателей 60-х гг. с широко обсуждавшимся тогда «женским вопросом», в частности со статьями М. Л. Михайлова. Критика восприняла роман как либеральную интерпретацию этих проблем и в то же время отметила зависимость Авдеева от романа Жорж Санд «Жак» и повести А. В. Дружинина «Полинька Сакс» (Е. Тур — «Русская речь», 1861, 19 янв.; М. Де-Пуле — там же, 6, 9 апр.; А. Ф. Писемский — БдЧ, 1861, т. 163; М. Погодин — «Время», 1861, № 1).

Перед реформой 1861 Михаил Васильевич был назначен членом Оренбург. губ. по крестьянским делам присутствия. Типичный либеральный деятель эпохи реформ (см. его корреспонденции из Оренбургского края в газете И. С. Аксакова «День», 1861—62), он навлек на себя недовольство реакционной части Оренбургского дворянства и прослыл человеком неблагонадежным ( Барановская Е. К., Письма к Авдееву — «Звенья», т. 3—4, М.— Л., 1934). В июле 1862 были перехвачены письма Н. В. и Л. Н. Шелгуновых к Авдееву; при обыске найдены письма недавно арестованного Михайлова (с ним Михаил Васильевич познакомился, видимо, в конце 40-х гг. в Нижнем Новгороде). В итоге — непродолжительное заключение в Петропавловскую крепость и ссылка под полицейский надзор (снят в апреле 1867) в Пензу, затем (с 1863) в Оренбургскую губернию.

В 1865—66 Михаил Авдеев лечился за границей, где особенно близко сошелся с Тургеневым (познакомились в начале 50-х гг.), встречался в Женеве с Герценом. Предприняв ряд неудачных попыток издания политической и литературной газеты, а также аренды журнала «Дело» (Тургенев. Письма, VI, 212; VIII, 85—86, X, 97, и ук.), Авдеев в феврале 1869 из-за материальных затруднений вновь поступил на службу в Министерство путей сообщения; в 1871 уволен по прошению в чине коллежского асессора. При введении земских учреждений был гласным Уфимского земства (1874—75).

Пережитое в 60-х гг. дало Михаилу Авдееву материал для романа «Меж двух огней» («Совр. обозр.», 1868, № 1—3; отд. изд.— СПб., 1869) — попытка выразить сочувствие либеральному деятелю, который, борясь с крепостниками, испытывает удары «справа» и «слева». Однако, как отмечал М. Е. Салтыков-Щедрин, выражая почти единодушное мнение критики, Михаил Васильевич «был у самого источника интереснейших общественных компликаций [противоречий] и не воспользовался ничем из богатого материала, который находился у него под руками» (IX, 303; др. отзывы: А. Скабичевский — «Неделя», 1868, № 18, 19; Н. Лунин (Благосветлов Г. Е.) — «Дело», 1869, № 4). 

Тургенев в одном из писем высказал свое мнение о романе: «Я не могу не признать в нем некоторое подражание моей манере, и слабые стороны моей манеры тем сильнее бьют мне в нос... Ох, эта литература, которая пахнет литературой!» (Письма, VII, 70). Оно по существу предварило упреки критики в адрес произведений Михаила Авдеева рубежа 60—70-х гг., в числе которых повести «Магдалина», «Сухая любовь» («Дело», 1869, № 1; 1870, № 10), «Пестренькая жизнь (Из рассказов знакомого)» (03, 1870, № 1, отзыв М. К. Цебриковой — BE, 1871, № 6), «Переписка двух барышень» (03, 1875, № 2), посвященные проблемам любви и брака.

«Чуткость» этого автора (по определению Салтыкова-Щедрина) в выборе актуальных тем для своих произведений при отсутствии проникновения в суть затрагиваемых явлений дала основания для резких оценок: «Безжизненность — такова самая основная и характеристическая черта произведений Авдеева» (Страхов Н. Н., Воспоминания и отрывки, СПб., 1892, с. 246; др. рец.: П. Н. Ткачев) — «Дело», 1877, № 1). 

Пробуя силы в драматургии, Михаил Васильевич написал драму «Шестое чувство» (не опубликована), обличительную комедию «Мещанская семья» («Дело», 1869, № 2; отд. изд.— СПб., 1869: отрицательный отклик Салтыкова-Щедрина — 03, 1869, № 2; Александринский театр, 1868). Продолжал литературно-критическую и публицистическую деятельность: «Письма в провинцию» (BE. 1870, № 1), литературные обзоры «Злоба дня в литературе (Критические этюды)» (БВед, 1873, январь — март). Самое значительное сочинение Авдеева этого времени — статьи о русской литературе, собранные в книге «Наше общество (1820—1870) в героях и героинях литературы» (СПб., 1874, 1907; публиковались в 1873 в газете «Биржевые ведомости» и «Неделя»; отзывы: Тургенев. Письма, X, 141; Н. К. Михайловский — 03, 1874, № 3,4; (Шелгунов Н. В.) — «Дело», 1874, № 3). 

Последний замысел Михаила Авдеева — роман-трилогия «Мои времена» осуществлен был частично: «Мои времена в 30-х годах» («Молва», 1876, 4 июля — 5 сентября) и «В 40-х годах» (BE, 1876, № 9 — 11).

Источник:

 

 

 

Недолин Иван Петрович

.

 
   
   
   
   
   
   

 

 

 

 

 

 

 

 

Иван Петрович Недолин (наст. фамилия Маркелов; 1892—1947) — русский советский прозаик и журналист.

Родился в деревне Буруново (Стерлитамакский уезд Уфимской губернии) 17 октября 1892 года.

Был старшим ребёнком среди одиннадцати детей рабочего кирпичного завода.

C пятнадцати лет работал наборщиком в типографии Стерлитамака.

Участвовал в Первой мировой войне. В 1917 году возвратился в Стерлитамак. После Октябрьской революции добровольцем вступил в Красную гвардию. В 1918 году был командиром отряда, участвовал в рейде Василия Блюхера по Уралу. После Гражданской войны снова работал в типографии. В 1923 году начал работу в газете «Власть труда». 15 лет работал в газете «Красная Башкирия».

В 1934 году участвовал в работе Первого съезда писателей СССР. Член Союза писателей с 1935.

В 1937 году был репрессирован. Освобождён в 1944.

В последние годы жизни работал в Башкирском книжном издательстве редактором русской литературы.

Умер от рака в Кремлёвской больнице 5 марта 1947 года, похоронен в Москве. Реабилитирован посмертно.

Литературное творчество

Помимо многочисленных корреспонденций, очерков, зарисовок писал рассказы и повести.

Известна его книга очерков «Рейд Блюхера» (1932), в которой воспроизводятся события похода партизанской южноуральской армии под командованием Блюхера и братьев Ивана и Николая Кашириных в тылу белогвардейцев. Этой же теме посвящена другая повесть Недолина «Перевал» (1934).

Посмертно была опубликована фантастико-приключенческая повесть Недолина «Долина роз» (1969).

Библиография

  • Недолин И.П. Рейд Блюхера. Кара-Тау. Башкирская кавалеристская. — Уфа: Башгиз, 1932. — 96 с.
  • Недолин И.П. Перевал. — Уфа: Башгиз, 1934. — 393 с.
  • Недолин И.П. Подвиг. Рассказы и очерки. — Уфа: Башгосиздат, 1936. — 157 с.
  • Недолин И.П. Перевал. — Уфа: Башгиз, 1936. — 483 с. — 15 000 экз.
  • Недолин И.П. Перевал. — Уфа: Башкирское книжное изд., 1959. — 256 с. — 50 000 экз.
  • Недолин И.П. Рейд Блюхера. — Уфа: Башкнигоиздат., 1962. — 196 с.
  • Недолин И.П. Перевал. — Уфа: Башкирское книжное изд., 1967. — 249 с. — 100 000 экз.
  • Недолин И.П. Долина роз. Приключенческая повесть. — Уфа: Башкирское книжное изд., 1969. — 152 с. — 100 000 экз.
  • Недолин И.П. Рейд Блюхера. Перевал. — Уфа: Башкирское книжное изд., 1984. — 368 с.

Ссылки

 

О Гафурийском районе

Гафурийский район расположен в самом центре Башкортостана, на западных склонах Южного Урала. Районный центр с.Красноусольское, находится в 130 км от Уфы и в 60 км от Стерлитамака. Район имеет общую площадь 3039,1 км2. Население района по данным переписи 2010 года 33870 человек. Башкиры составляют 49,8% населения, далее идут русские, татары, чуваши.​

Большая часть территории района горная, достаточно увлажненная, покрыта широколиственными и березово-осиновыми лесами. Более 65% территории района занято лесами и горами, лишь 28%угодий используются для нужд сельского хозяйства. Гидрографическую сеть образуют реки Зилим, Зиган и Усолка - Кугуш, Мендим - правые притоки Агидели. Климат незначительно засушливый. В недрах района имеются месторождения нефти, стекольного доломита, кварцевого песка, песчано-гравийной смеси, известняка, сапропеля, белой глины.​

Экономика района имеет аграрно-промышленный характер. Аграрии выращивают зерновые культуры, сахарную свеклу, производят молоко, мясо, кумыс, занимаются пчеловодством. Среди предприятий сельского хозяйства лидирует агрофирма «Родина ». Это многопрофильное и потому экономически устойчивое хозяйство, на долю которого сегодня приходится треть посевных площадей района и более 60%объема производства мяса. Основными здесь являются: промышленное птицеводство, производство зерна и сахарной свеклы, подсолнечника и комбикормов, переработка и реализация сельхозпродукции через свою сеть торговых точек в районе и городах республики.​

От республиканского центра пчеловодства и апитерапии в 2004 году в районе открыта научно экспериментальная станция «Гафурийская ».​
Увеличивает масштабы промышленной деятельности Гафурийский лесхоз. Имея главной целью охрану и воспроизводство лесов, коллектив лесхоза также успешно занимается пчеловодством, производством пиломатериалов, срубов.​

Перерабатывающая промышленность представлена Табынским совхоз-заводом, молочным заводом в с.Красноусольский. На Белоозерском элеваторе также освоено промышленное производство макарон, нескольких видов круп, оборудован мукомольный цех. В районе более 70 крестьянских хозяйств, иные из которых сопоставимы со средними коллективными хозяйствами.​

Красноусольский стекольный завод является основным предприятием промышленности района. Открывшись в 1752 году как Богоявленский медеплавильный завод, он почти 150 лет производил медь, затем в течение 100 лет оконное стекло, а с 1997 года, после перепрофилирования, выпускал стеклотару: бутылки и банки. В смену здесь производилось 58 тысяч единиц стеклотары. В 2005 году завод был вынужденно остановлен, в настоящее время при участии Правительства РБ подбирается инвестор для восстановления и пуска завода.​

На территории района находится ГУП санаторий «Красноусольск», республиканский детский санаторий. Здесь осуществляется комплексное многопрофильное лечение и оздоровление с использованием мощных целебных факторов минеральных источников и грязей и экологически чистой природной среды. ​
Реализация республиканской программы "Здравницы Башкортостана" неузнаваемо преобразила санаторий "Красноусольск", соответствующий мировым стандартам, занимающий ведущие позиции в республике. Многое сделано и в детском санатории.​

Кооперативный сектор представлен потребительским обществом «Красноусольское », успешно развивающим переработку местной продукции и сырья. ​
В последние годы в районной экономике все более заметную роль стало играть предпринимательство. Предприниматели создают новые производства, предоставляют дополнительные рабочие места, все активнее пополняют местный бюджет. Сегодня доля предпринимательского сектора в доходах районного бюджета превышает 11% и имеет тенденцию к дальнейшему росту. Среди предприятий малого и среднего бизнеса наиболее успешно работают ООО «Живая вода», ЗАО «Усольскгазводпром», специализирующееся на розливе минеральной воды, ЗАО «Башстройматериалы», производящее из местного сырья тротуарную плитку и другие материалы. В начале 2006 года пущен в эксплуатацию Завод по добыче и розливу минеральных вод.​

За последнее десятилетие очень динамично развивалась социальная сфера района. Было построено более 10 новых школ. Только в 2004 году сданы в эксплуатацию Кургашлинская средняя и Ташбукановская основная школы, школа в пос.Зареченский. В 2005 году завершены реконструкция Красноусольской башкирской гимназии и строительство отдельного спортзала. ​
В 1994 году был введен в строй капитальный мост через р.Агидель, впервые обеспечивший району круглогодовой транспортный оборот, затем были построены автодорога и мосты у дд. Толпар и Таш-Асты и др., сданы десятки километров асфальтированных дорог, связавших с райцентром все центральные усадьбы хозяйств, построено порядка 270 км газопроводов в наши села и деревни. За эти годы появился великолепный Дворец культуры в пос.Красноусольский, Дом культуры в селе Саитбаба, которое в 2004 году отпраздновало свое 300-летие. Широко ведется индивидуальное жилищное строительство. Ежегодно прибавляется порядка 10 тысяч м2 жилья. С помощью Фонда жилищного строительства при Президенте РБ построено два многоквартирных дома, такие же планы намечены на 2006 год. Надеемся, что масштабы жилищного строительства еще более возрастут благодаря использованию ипотечного кредитования, которое также начало развиваться в районе.​

Все активнее и востребованнее становится в жизни гафурийцев культурная и духовная составляющие. Возрождаются народные традиции, обычаи, праздники. ​
В последние годы построено много мечетей, в том числе большие, красивые и современные мечети в райцентре, д.Бурлы, Белое Озеро, в с. Красноусольский восстановлена церковь, построены храмы на Соляных ключах, в п.Белое Озеро. ​
Возможности все более полного удовлетворения своих культурных потребностей у жителей района появились со строительством новых объектов культуры, капитальным ремонтом домов музеев М.Гафури в Зилимкаране и Дж.Киекбаева в Каранелге.​

В Центре детского творчества возобновил свою работу краеведческий музей. Во многих школах района действуют музеи боевой и трудовой славы, внося заметный вклад в военно-патриотическое воспитание новых поколений гафурийцев. Значительна в этом важном деле роль ветеранов войны. Одному из них С.X.Мазитову, бывшему учителю, было присвоено звание «Почетный гражданин района »​

На сегодня в районе проживают 53 участников Великой Отечественной войны. Это наши самые уважаемые люди.​
В районе при содействии Совета ветеранов работает Клуб патриотического воспитания. Стали уже традицией торжественные проводы призывников в армию, где ветераны дают наказы служить Родине честно, добросовестно. И призывники гафурийцы не подводят. Из частей, где служат наши ребята, почти в каждую семью, проводившую новобранца, приходят благодарственные письма от командования.​

В районе имеются 58 общеобразовательных школ, в том числе 28 средних и 23 начальных школы, профтехучилище №130 и 27 дошкольных учреждений. Функционируют дворец культуры на 500 мест со спортивным комплексом, 33 массовые библиотеки, 46 клубных учреждений. Действуют десятки кружков, успешно работают Центр детского творчества, школа искусств, ДЮСШ, где занимаются многие наши дети. Растет уровень мастерства самодеятельных коллективов, ряд театров сельских ДК, ансамбль «Землячки» и танцевальный коллектив "Айгузель" удостоены звания «народных», наши артисты снискали популярность и признание на многих республиканских фестивалях, российских и международных конкурсах. Очень популярна в районе народная песня, активно развивается песенная культура. А конкурс башкирской народной песни на призы именитого земляка, народного артиста РБ Заки Махмутова очень быстро перерос районные рамки, сейчас став практически зональным и популярным среди певцов в возрасте от 6 до 70 лет.​

Здравоохранение представлено центральной районной и 3 сельскими участковыми больницами, 4 сельскими врачебными амбулаториями и 46-ю фельдшерско-акушерскими пунктами. ​
Издаются районные газеты «Табын » на башкирском и «Звезда » на русском языках.​
Много гостей приезжает на Гафурийские чтения в дер.Зилимкаран родину народного поэта, классика башкирской литературы Мажита Гафури, чье 125-летие на уровне республики отметили в 2005 году. Здесь в парке Гафури растет аллея деревьев, посаженных руками известных писателей и поэтов из всех стран СНГ и из-за рубежа, приезжавших поклониться поэту. Это живой памятник нашему прославленному земляку. ​

Гафурийский район удивительным образом сочетает многие особенности, присущие другим районам Башкортостана. Здесь человек из любого уголка республики может встретить знакомые и дорогие сердцу природные ландшафты: суровые скалы и кручи, быстрые горные речки, задумчивые озера и старицы, разноцветье пойменных лугов и открывающийся к югу простор лесостепи. Здесь находятся уникальные природные объекты: пещера «Киндерля» («Победа »), озеро Аккуль (Белое). Особенно же популярен наш край в Башкортостане и во многих соседних регионах своими знаменитыми Соляными (святыми) ключами - усольскими минеральными источниками. Известные своими целебными свойствами еще с XVI века, в дни православных праздников они привлекают многие тысячи паломников.​

Гафурийский район обладает уникальными природными ресурсами. Одной из таких достопримечательностей района является река Зилим с ценными природными комплексами и спелеологическими объектами, привлекающая множество туристов из разных уголков России. Объявлены памятниками природы Красноусольские минеральные источники, Кутлугузинское обнажение верхнемеловых пород с морской фауной, елово-пихтовые насаждения по ср.течению р.Зилим, Белое Озеро (Аккуль), Саитбабинские заросли лещины.​
Решением Гафурийского районного совета от 16 апреля 2005 г. создано Муниципальное учреждение Ландшафтный природный парк местного значения «Зилим ». Создано Муниципальное унитарное предприятие «Культамак», специализирующееся на оказании туристских услуг.​

Гафурийцы - народ гостеприимный, мы всегда рады гостям и встретим их как родных.​ На официальном сайте района вы можете получить подробную информацию и об истории, и о сегодняшнем социально-экономическом положении муниципалитета.

Пользователи Интернета получат все необходимые сведения о работе органов местного самоуправления муниципального образования, их структуре и функциях.
На сайте подробно рассказывается о партнерских контактах района с другими районами республики и России, представлены данные об объектах культуры, образования, а также размещена информация о сфере экономики и инвестиционной привлекательности города.

Жители района получат на сайте много полезной информации, а желающим посетить район мы предлагаем исчерпывающие сведения о туристической инфраструктуре.
Район открыт для новых контактов, иностранных и отечественных инвесторов, для всех, кто намерен работать на благо развития района, укрепления его социально-экономического потенциала и роста благосостояния жителей.

Распечатать
2087